USD 64.5000 EUR 73.0269 UAH 2.4500 Официальный информационный портал Оплот TV Папино радио. 107.6 FM Радио Столица. 96.1 FM
Главная ГЛАВНОЕ ИНТЕРВЬЮ Интервью о главном: врио Главы ДНР Денис Пушилин

Интервью о главном: врио Главы ДНР Денис Пушилин

12:17 07.10.2018
0

Временно исполняющий обязанности Главы ДНР Денис Пушилин дал эксклюзивное интервью корреспонденту телеканала “Оплот ТВ” Рашиту Романову.

– Денис Владимирович, так резко поменялось всё – жизнь в Республике и Ваша в том числе… Первые ощущения?

– Прошло буквально несколько недель, а создается впечатление, что прошел уже, как минимум, год. Столько событий, впечатлений, дел, совещаний, решений. Буквально вчера мы разговаривали с коллегами и посчитали, сколько прошло дней, мы были очень удивлены.

– Вы сказали, что вчера (это было воскресенье, а мы снимаем в понедельник) – У Вас нет воскресенья?

– Сейчас, на данном этапе, считаем, что нецелесообразно делать выходные, потому что это будет излишним.

– Ну ведь нужно держать себя как-то в форме? На чем держитесь?

– Наверное ресурс, который был накоплен ранее и сейчас, некий автомат еще работает. Я в какие-то моменты ощущал, когда пропадали силы. Уже один раз смог вырваться в спортзал.

– Как Вы узнали о гибели Главы? Ваши ощущения в этот момент?

– Я находился на офисе. Мы слышали взрыв, не знали, что это. Потом, когда позвонили соответствующие структуры и сообщили. В это долго никто не мог поверить.

– Ваши действия в этот момент? Вы понимали, что Вы фактически третий человек в иерархии и на Вас вся ответственность, когда нужно было брать всё в свои руки.

– На самом деле, второй человек, так как председатель парламента. Мы думали о конкретных шагах. Самой большой потенциальной проблемой было возникновение некого хаоса. Мы очень долго строили систему единоначалия и этот единый центр управления был уничтожен нашими врагами. Естественно, опасения, что найдутся те люди, которые попытаются воспользоваться этим. Мы с Вами часто говорили о том правильном решении института сопредседателя. Когда мы ушли от того, когда кто-то был один назначен главным, это помогло состояться Республике.

Нужно было принимать быстрые, молниеносные решения и понять, как удержать ситуацию. Это более касалось военных вопросов, так как большое количество подразделений, которые захотят отомстить за командира. Здесь нельзя было допустить каких-то резких движений, которые привели бы к не поправимым последствиям.

– Были ли опасения, что Украина воспользуется и пойдет в наступление?

– По той информации, которая поступала, что пошли передвижения военной техники, живой силы ВСУ, переговоры, которые мы перехватывали, говорили тоже о какой-то серьезной активизации. Но позже, они уже сами опасались, что мы пойдем вперед и старались занимать оборонительные позиции. Но мы имеем дело с Украиной, поэтому в любой момент нужно быть готовым к этому всему.

– Денис Владимирович, у меня все время складывалось впечатление, что руководство Республики делилось на два направления. Я знал, чем занимается Глава, тем, чем занимаетесь Вы. Скажите, как выстраивались Ваши отношения с Главой? Это были деловые отношения, хорошие человеческие отношения – на каком уровне? Помните первую встречу с ним?

– Мы с Александром Владимировичем знакомы с 2014 года. Тогда шли встречи активистов, устанавливались первые контакты, смотрели, кто с нами плечом к плечу готов включаться в этот процесс. Перед референдумом мы встречались, общались, согласовывали шаги, действия. Были и рабочие и дружеские отношения. Нам было что вспомнить, о чем думать, как дальше строить Республику. У Александра Владимировича была масса загруженности в оперативном решении тех проблем, которые есть сегодня и на протяжении прошлых лет. Я в них погружен не был – у меня были другие направления – интеграция Донбасса с Россией, работа «Русского центра». Для меня важно было сформировать политическую подпорку от общественного движения «Донецкая Республика». Его численность до 200 тысяч человек единомышленников. Предстояло еще множество проектов и здесь, разорваться, смешивая органы законодательной и исполнительной власти, было бы не совсем правильно. Поэтому, мы двигались в том фарватере, который был задан еще в 2014 году.

– Мне казалось, что Глава доверял Вам в вопросах Народного Совета, Минских переговоров. Вы чувствовали доверие с его стороны?

– Было абсолютное доверие. Касаемо Минска, он был абсолютно спокоен и даже редко говорили на данную тему. Если ему было необходимо что-то знать, тогда я уже с Александром Владимировичем проговаривал эти моменты. Там было много важной и текущей работы, но не требующей каких-то корректировок. Если что-то менялось и было важным, на что стоит обратить внимание с его стороны, то тогда обсуждали с ним.

Касаемо работы парламента, она была выстроена и то, что мы обсуждали, касалось лишь отдельных законопроектов, влияющих на большое количество людей, целые отрасли.

– Спорили?

– Безусловно, у нас были разные взгляды на многие моменты. Считаю это нормальным, и Глава и я относился к этому спокойно. У каждого человека есть своя позиция, мнение. В диалоге, споре мы приходили к пониманию и двигались в одном направлении.

– Вы сказали, что продолжите линию, которую начинал Александр Захарченко. Что Вы имели ввиду?

– Это действительно так. У Александра Владимировича была мечта, цель построить социальное государство, чтобы наши граждане жили счастливо. Это понимание «жили счастливо» было наполнено определенными шагами и задачами. Ничего нового придумывать не нужно – брать и реализовывать. Скажу, что в какой-то степени, мне будет это легче делать. Александр Владимирович принял Республику в 2014 году, когда ничего не было выстроено – институтов власти, полноценного управления городами, районами. Этот багаж – весомый. Один из моих приоритетов – не делать резких изменений, нет необходимости сводить на ноль те множественные наработки, которые были. Сейчас нужно лишь продолжать, определив краткосрочные, долгосрочные цели и двигаться в таком ключе. Этот курс мы неоднократно обсуждали с Александром Владимировичем. Он меняться не будет.

– Денис Владимирович, я Вам уже говорил, что помню Вас в 2014 году, когда все начиналось с нуля. По каким-то моментам Ваше то состояние в 2014 году и в это время?

– Первые дни, после 7 сентября, когда был назначен врио – были похожи. Нужно было сделать очень много шагов, провести встреч, задать реперные точки. Очень жаловались мы с коллегами, что очень мало часов в сутках, потому что я забыл уже, за предыдущий период, что такое встречи, совещания в 10, 11 часов, в полночь – это тот ритм, который пришлось вспомнить.

Как Вы для себя выбираете, какой вопрос важнее? Сейчас перед Вами стоит масса вопросов, как расставлять приоритеты?

–  Мы за этот период научились очень многому, в том числе расставлять приоритеты, правильно обозначать важное и разделять его с текущим не важным, которое можно перенести. Мы стали более грамотны политически и наши шаги теперь более взвешены. Мы перешли к планомерному согласованию того или иного постановления, вопроса. Нам уже нет необходимости в 10 часов вечера определять повестку дня на утро. Уже можно четко подключать все элементы тайм-менеджмента. Обозначить, что сегодня только экономикой заниматься или безопасностью – неправильно. Ежедневно на контроле стоят все вопросы, но больше уделяется приоритет по дням недели, месяцам и всё приходит к системному виду.

– Учитывая, что этот переходный период в жизни Республики – всевозможные слухи, разговоры и т.д. Есть противодействие этому?

– Я не встретил сейчас каких-то непреодолимых вопросов и задач. Всё решается. Есть ли разные мнения? Конечно есть, но это не противостояние, а попытка найти более эффективное решение для того или иного вопроса. Давайте смотреть правде в глаза. Очень мало новых людей, мы все общались и до этого, находили взаимопонимания по ряду вопросов. Сейчас мне относительно понятно, как разговаривать с тем или иным человеком, что его мотивирует к действиям. За период работы в парламенте это уже всё выстроено.

– Происходит обновление государственного аппарата. Этот процесс уже завершен или это еще и не начало?

– Я бы не назвал это какой-то глобальной реформой. Задача – максимально сохранить эффективных сотрудников на местах, но при этом, у каждого есть возможность выбрать что-то другое. Мы слышали, что есть мнения кого-то убрать, зачистить – это было бы глупо сделать.

У нас зачистка произошла в 2014 году, когда нас покинули элиты. Сейчас у нас жуткий кадровый голод, поэтому все те, кто готов работать, проявлять самоотдачу в работе, которые не подвластны коррупционным составляющим и далек от мысли реализации своих личных амбиций за счет граждан, конечно, нам по пути.

– Тем не менее, какой-то слом всё равно произошел. Создаются различные комиссии по злоупотреблению власти и т.д. Есть люди, которые не хотят ждать окончания их работы. Как уберечь людей от этого?

– Уберечь от слухов и наговоров нет возможностей ни у кого, каким-бы честным человек не был. Поэтому мы создаем комиссию, чтобы никто один «росчерком пера» решал, что «это было преступно», «это было хорошо». Это было бы неверно, поэтому только комиссии, межведомственные группы, которые созданы. Они могут принимать решения, услышав мнения, правоохранительные органы, получив заключения той или иной комиссии. После этого, можно уже о чем-то говорить.

Второй момент. У нас осталось большое количество госпредприятий. Их порядка 380. Это очень большое количество. Некоторое количество из них никогда не открывалось и было просто зарегистрировано. Есть крайне важные предприятия, которые должны работать без слома, например, ГП «РТК», обеспечивающее Республику топливом или «Заря Агро», «Шахтерская птицефабрика». Первый мой шаг – закрепить ответственного человека из правительства, который будет заниматься курированием. Посыпалась масса слухов и вопросов. Посыпалась масса вопросов и слухов… Поэтому было принято решение о введении наблюдательных советов за тем или иным госпредприятием, которое является стратегически важным. Все решения будут приниматься коллегиально. В эти советы войдут все министерства и ведомства, которые соприкасаются с работой данного предприятия. Также будет закрепляться человек, подотчетный наблюдательному совету, принимающий ежедневные, оперативные решения, чтобы не собирать совет по каждому поводу – нецелесообразно. Так мы сможем видеть более прозрачную и понятную работу государственных предприятий.

– Основываясь на слухах и разговорах в соцсетях, о том, что «рынки возвращаются, будет передел собственности и ГП уйдут собственникам» и последующие дальнейшие выводы…

– Да, я читал подобное, якобы олигархи возвращаются и прочее. Как можно было связывать подобное с рынками – непонятно.

Сейчас проходит анализ. Мы знаем ряд случаев. Закон принимался правильно, как и его задумка. Те рынки, которые были в государственной собственности и были построены государством при Советском Союзе, потом в 90-е годы были присвоены – это неправильно. Соответственно, эти рынки должны были перейти в государственную собственность, а также те, которые принадлежат нашим врагам – людям, выехавшим с территории Республики в 2014 году, получающих финансы и тративших их на финансирование националистических батальонов. Такие рынки было целесообразно передать в государственную собственность. Но, когда мы приняли этот закон, далее возникли свободные интерпретации. Где-то велась правильная работа, снижались цены для предпринимателей, но были и вопиющие случаи. Так, торговый павильон, назывался рынком и переходил под ГП «Рынки Донбасса». Сейчас стоит задача разобраться с подобными случаями.

Поэтому, после сбора информации, ее анализа, работы комиссии, проверок правительственной межведомственной группы, необходимо продумать, как законодательно закрепить, чтобы решения по каждому рынку принимал Совет Министров – коллегиально, на основании заключений правоохранительных органов. Они дадут официальный документ о выезде человека в 2014 году, о его преступлениях и целесообразности передачи рынка в государственную собственность. Все будут ознакомлены, после чего Совмин примет решение.

Те рынки, которые были построены в последние годы, за свои деньги, на законном уровне, людьми, которые поддерживали Республику в 2014 году, не уезжали, оставались и остаются здесь, и не совсем понимают, почему ситуация была доведена до такого момента. Мы считаем, что, проверив всё коллегиально, эти рынки вернуть предпринимателям. Это будет происходить лишь после тщательного анализа, проверки, коллегиально и в законодательном поле.

Рынки, которые останутся в государственной собственности, по нашему мнению, целесообразнее передать под муниципальную собственность, потому что в городах, районах местным властям понятнее, что происходит с рынком и что необходимо для его функционирования, как определять ценовую политику и ряд других моментов. Также это будет способствовать поступлениям средств в местные бюджеты, позволяющие тратить их на оперативные задачи, которые не требуют процедуры согласования бюджета.

– А крупные промышленные предприятия? Они будут государственными? Отдаем их собственникам или нет?

– Кому их отдавать? Кто-то из собственников сюда приехал, заявил о своих правах? На первых стадиях были попытки выносить на Минскую площадку данный вопрос. Мы отвечаем той стороне – «Можете прописать процедуру возвращения? Это ведь не мы сделали транспортную блокаду. Это же вы виноваты». В итоге этот вопрос сошел на нет.

В больших, градообразующих предприятиях ничего меняться не будет и не должно. У нас работает «ВТС», с которым есть понимание заключения социального договора с Республикой. Это позволит обеспечивать поддержку социальной инфраструктуре по всей территории.

– Вы уже не представитель в Минске. Не переживаете?

– На последней встрече в Минске, я чувствовал себя не в своей тарелке. Мы жаловались друг другу, как мы устали летать каждые две недели, а уже не хватает. Привычка. Все было выстроено исходя из Минска, а теперь его нет. Непривычно, но все меняется.

– Теперь Республику в Минске представляет Н. Никонорова. Вы ей доверяете?

– Это не новый человек. Он работал в политической подгруппе, демонстрируя результаты высочайшего уровня, когда нашим оппонентам было нечего сказать в ряде сложных вопросах. Ей помогает юридическое образование. Совокупность этих качеств позволяли отстаивать интересы Республики в политической подгруппе и не сделать ни шагу назад. Я могу быть спокоен. Это отзывы ее коллег, луганских и российских коллег.

– Денис Владимирович, мы уже коснулись этой темы вскользь. Поведение Украины после смерти Захарченко. Будет ли что-то меняться, отношение…?

– Я не вижу предпосылок, чтобы Украина поменяла свою позицию и отношение. Здесь дело не в Александре Владимировиче. Они просто априори это не могут сделать. Я настроен на то, что мы сами в ответе за то, что здесь происходит. Минский процесс будет продолжаться еще долго, но он нужен, так как это площадка, где мы слышны и Украине не удается сделать вид, что нас не существует. Мы напоминание и попытка добиться тишины на линии соприкосновения. Пока не будет разведения сил и средств по всей линии соприкосновения, то мы будем ежедневно, к сожалению, читать новостные сводки об обстрелах.

Будут ли изменения в процессе выстраивания отношений с Российской Федерацией?

– Это тот процесс, который просто будет продолжен. «Русский центр» продолжает работу, всё настроено, и я буду уделять этому серьезное внимание. Мы же не можем жить в вакууме. Донецкая и Луганская Народные Республики – 4 миллиона человек. Поэтому, мы смотрим только в сторону Российской Федерации. Всё, что мы видим от Украины – только негатив: обстрелы, блокады и прочее. Куда наши граждане должны смотреть? Конечно же в сторону России.

– А вдруг нас в следующем году признают?

– Очень хотелось бы рассуждать столь оптимистично, но есть реалии, есть международная повестка и ряд геополитических сложностей, конфликтов разной стадии. Но это не значит, что мы не должны шаг за шагом продвигаться в том направлении, о котором мы говорили, начиная с 2014 года.

– Как поменялась Ваша жизнь с 31 августа?

– Кардинально. Оказывается, у меня была спокойная, размеренная жизнь.

– Были ли у Вас планы на осень?

– Были планы и на осень, но эти планы пришлось перестраивать в кратчайшие сроки. Мы говорили с Александром Владимировичем, что он, как Глава, лишен простых человеческих вещей. Я ему говорил, что в этом плане я ему не завидую. То, что позволено простым людям, второго, третьего эшелона власти – первым лицам просто не получается и не положено. Сейчас, очень резко, то, чему я не завидовал – стал подвержен этому. Это поменяло все аспекты жизни – коснулось семьи, детей, любых взаимоотношений, передвижений и атрибутов нормальной человеческой жизни. Увы, это так. Но к этому нужно подходить абсолютно здраво и взвешенно.

– Когда наступил момент, когда Вы сказали себе – «Я могу!»?

– У меня не было такого этапа. Такие вопросы возникали еще в 2014 году. А сейчас это уже идет в автоматическом режиме. Пока я с Вами разговариваю, я еще обдумываю несколько вопросов. Это уже происходит непроизвольно и не потому, – хочу я этого или нет. Это происходит в рабочем режиме.

– Семья…Как они сейчас переживают? Как дочери? Хочется же к отцу подойти, а он все время на работе…

– Они привыкшие в плане ограниченного времени на семью. Сейчас стало чуть-чуть меньше, но такие периоды уже были. Но, тем не менее, недостаток внимания, общения, сказывается. Но и с этим справимся.

– Вы не рыбак, не охотник?

– Нет. Не сложилось. Я очень люблю природу. Лес, к сожалению, не под нашем контролем, в Святогорске. Будем работать и в этом направлении в силу наших возможностей. Я не рыбак и не охотник, в том плане, что я рвусь каждую неделю и прочее. Конечно, я могу выехать на рыбалку, походить по лесу с ружьем. Просто отдохнуть, в каком-то таком ключе. Я больше за спорт.

– Есть что-то такое, что Вы хотите сделать, но еще не дошло время, не дошли руки? Что бы Вы сделали, когда появится свободное время?

– Просто вдоволь провести время с детьми и почитать потом книгу, когда не нужно думать еще о десяти вещах, когда читаешь и не понимаешь, о чем. К сожалению, так сейчас происходит.

Понравилась
публикация?

Новости

Самое читаемое

РЕСПУБЛИКА
Юнармейцы приняли присягу
Юнармейцы приняли присягу
15:18 15.06.2019
Более 120 участников военно-патриотического движения «Молодая Гвардия – Юнармия» приняли участие в церемонии приведения к присяге, которая состоялась сегодня у мемориального комплекса «Твоим освободителям, Донбасс» в Донецке. «Сегодня у…
РЕСПУБЛИКА
Первый день медика
Первый день медика
15:09 15.06.2019
Природа и солнечная погода. В Новоазовске решили выйти из душных актовых залов и поздравить медиков на свежем воздухе. Терапевты, хирурги, травматологи. Это далеко не полный список специалистов. Собравшиеся…
РЕСПУБЛИКА
Проблемы таксистов могут быть решены
Проблемы таксистов могут быть решены
15:04 15.06.2019
Парламентарии и предприниматели. В Донецке прошло совместное заседание комитета Народного Совета по Транспорту и связи. В этот день основное внимание уделили работникам служб такси и тем, кто занимается частным…
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ
Моргун: О готовности Седово к курортному сезону
Моргун: О готовности Седово к курортному сезону
14:52 15.06.2019
ОЛЕГ МОРГУН, ГЛАВА АДМИНИСТРАЦИИ НОВОАЗОВСКОГО РАЙОНА О ГОТОВНОСТИ СЕДОВО К КУРОРТНОМУ СЕЗОНУ…

Вам будет интересно